2 заметки с тегом

дети

Почему мы не можем начать носить белое без пятен ✦

Я начну с предыстории. Как вообще так выходит, что мы отказываемся носить светлую одежду? Я сразу вспоминаю, как бабушка и мама в глубоком детстве мне тыкали:

— вот это ты поросёнок, а! опять облилась, ну сколько можно!

— теперь не наденешь эту кофту/штаны/колготки/майку, все испортила!

— посмотри, что ты сделала! теперь кто будет это здоровенное пятно отстирывать, а?

Страх. Тревога. Раздражение. Брошенность. Безысходность. Невроз. Пассивная агрессия. Или не пассивная.

Из-за того, что 3-4-5-летний ребенок не достаточно аккуратно ест. Не достаточно аккуратно играет. Не достаточно следит, чтобы не испачкаться в траве и земле, пока копается на грядках или в песочнице.

По-любому же у вас тоже что-то такое было.

Почему? Вот причины:

— мы росли в 90е. Разруха и в клозетах, и в головах. Денег нет, спокойствия нет, устойчивости нет. Одежду, как и любую другую вещь, «доставали». И тряслись на каждой тряпкой. И достать хотелось, конечно, самое лучшее из возможного. Но брали все, что дают.

— стирали руками. Потому что привыкли. И, конечно, потому что стиралки были мало у кого, насколько я представляю.

— боялись потерять и эту собранную по крупицам устойчивость. И этот страх, будто адольф за углом, довлел над миллионами людей. Особенно над теми, кто с младенчиками. Я родилась в 1993 году.

— хотели подготовить детей к сложному и неясному будущему. Хоть как, ну как сами могли. Через ужас свой, страшилки и стыд. Воспитывали спартанцев, способных встроиться в мир — брать максимум, добиваться лучшего из возможного, не проявлять слабости. Или не отсвечивать, не высовываться, брать что дают и обязательно благодарить за все. И искать того, кто возьмет на себя ответственность за тебя — супруг, работодатель, государство, дети со стаканами воды.

Причем тут ношение белого? А вот оно, кружевное белое платьеце, белые рубашки накрахмаленные, колготки, футболки. А вот водопад ругани, который льется на тебя, потому что ноги ты не можешь ровно ставить что ли! Не трогай шоколад руками — опять потом вся в нем будешь и обмажешь об себя еще! Нухоспаде, держи ты стакан двумя руками, а то обольешься как всегда — я тебе стирать это не буду!

И вот я это все выцепила в себе. Сама себе рассказала. И поняла, что нет никакой проблемы мне сейчас носить белое, розовое, бежевое, песочное и еще миллион нюдовых и пыльных оттенков, в которые стремится моя стилистическая душа.

У меня достаточно стирального геля, чтобы выстирать 10 кг светлой одежды. Его не надо «доставать» — его просто купить в супермаркете. Но у меня всегда есть запасная бутылка.

Я изучила ярлычки на одежде еще до покупки и выбираю ту, за которой проще всего ухаживать. Стирать скопом на одной температуре и с отжимом.

За пандемию я окончательно перестала делить одежду на домашнюю и выходную. Да, безусловно, есть что-то, что только дома (пока) или только куда-то. Например, дома не всегда удобно носить кофту в пайетках, а вот в гости или на тусу самое то. Рациональная оценка ситуации.

Сама эволюция от отрицания до принятия светлоты в моей жизни выглядит так:

белье постельное → исподнее → верхняя одежда и предметы мира → обувь!

Плавное введение светлого в окружающий мир тащит еще больше светлого. Я уже чувствую физический дискомфорт, когда кругом много темного. Особенно от советских этих гарнитуров коричнево-красных. Чехословацкие гарнитуры, гигантские шкафы на тонких ногах, в которые мало что влезает и темная одежда — это будто сжимает меня, утаскивает в какие-то дебри прошлого и хочется скинуть все это поскорее.

Сначала я заменила постельное белье. Брала только то, которое мне нравится. В итоге от старого, дареного и странного остались только белые, нежно-розовые комплекты и цветные из Икеа.

Потом поняла, что хочу носить светлые майки, трусы и носки. Потому, что нравлюсь себе в светлом белье. Это красиво! Пока тотально не заменила на все светлое, потому что мои любимые трусы и теплые носки есть только черные и серые. И мне ок.

Верхняя одежда — это было сложно. Я сразу думала про свою походку, от которой после дождя я забрызгиваю ногу грязью до коленки. И Марка я все еще регулярно ношу на руках, поэтому где его ноги, там свежие следы грязи.

Потом купила плащ — пестрый, водоотталкивающий и на моих 158 см роста он по щиколотку. И бежевые брюки — две пары, а не одна. И все, проблема решена.

Следом стала выбирать более светлые предметы вокруг себя — рюкзак, шоппер, записные книжки, мебель, органайзеры, полотенца, посуда. Телефон купила бело-золотой. Мак тоже купила бы золотой или розовый, но эйры были только стандартные серебристые.

Крч. Цвет вещи не влияет на количество грязи. Светлое иногда лучше подсвечивает пятна, и то не факт. На песочном полу пыль не видно, а на темном дубе видно сразу же после уборки! А менять испачканную одежду стоит вне зависимости от ее цвета — приятно чувствовать чистую одежду к телу. Суть в собственном комфорте, а не в оценке от других. Все пачкаются, и в этом нет ничего предосудительного. Но жить в мире со светлыми и яркими тонами, на мой взгляд, гораздо приятнее, чем в темном. Больше света. Больше прозрачности. Больше спокойствия.

Я мечтаю, чтобы ночь не заканчивалась ✦

Я плохо сплю, потому что мне не хватает одиночества.

Это тотальная боль мам. У тебя есть дети? Тогда у тебя не будет спокойного одинокого времени. Примерно 12-15 лет на одного ребенка.

Марк очень самостоятельный и самодостаточный. Я проделала титаническую работу, чтобы мой пупсик в полных 2 года сам осознавал, когда ему хочется спать, шел и спал. И всё в таком духе.

Я пишу ночами. Вот сейчас 3:40. Марк уснул в 1:10. Пока я доела свой ужин, загрузила мойку. Разобрала сумку из икеи — те штуки, которые остались валяться в прихожей.

Ещё узнала, что батарейки аа — пальчиковые — бывают с кодом LR6 и HR6. Первые — одноразовые щелочные, вторые — перезаряжаемые аккумуляторы. Я, собственно, купила взбивалку для пенки из молока, а в нее нужны батарейки LR6. И я такая «блин, что за шляпа, пойду погуглю». Ну и постигала в 2 часа ночи мир кодировок для элементов питания по европейскому госту с американскими названиями 🙈

А теперь я разгребла скопившиеся сообщения и ем творожок с шоколадными шариками, не съеденный еще утром. Фоном включила Секс в большом городе.

И снова это ощущение «надо все успеть за ночь, я не хочу, чтобы ночь заканчивалась». Я уже рассказывала вам, что все еще скучаю по тому времени, когда Марка не было. Это не совсем правда: я хочу в то время без него, но с моими сегодняшними мозгами и обстановкой. Это такой финт ушами, потому что признаваться «я хочу, чтобы сейчас его у меня не было» — это порицаемо, неправильно, не по-родительски и вообще дурь. Но от чужой пассивной агрессии проблемы не решаются, а чувства не рассеиваются.

Так что я хотела сказать? Что любое ощущение важно и значимо. Что огромная работа — понять, почему возникает какое-то ощущение. Что еще большая работа — признать эти причины. Но факт в том, что любой человек имеет право, заслуживает и может рассчитывать на одинокое спокойное время. Каждый день.

oh, maybe, but first myself.